Выборы для молдаван. Архитектура дезинформации в онлайн-среде

0

С 2016 года понятия дезинформации и цифрового манипулирования анализируются повсеместно применительно к демократическим процессам. Выборы, с учетом стремления к политической власти, – это события, которые особым образом усиливают поток информации в СМИ и в новых цифровых медиа, делая его все более хаотичным и шумным. Социальные сети и цифровые медиа, которые руководствуются принципом свободы выражения мнений и регулируются в меньшей степени, чем традиционные СМИ, все чаще становятся местом политической пропаганды, дезинформации и манипулирования. В результате популярность этих новых средств коммуникации не только способствует социализации и продвижению демократических идей, но и делает их полезными инструментами для распространения информации со злыми намерениями.

Последние общенациональные выборы в Молдове стали предметом онлайн-кампаний по манипулированию и дезинформации избирателей, которые отличались агрессивностью, сложностью и приспособляемостью к нуждам тем, кто их заказывал. Учитывая подробный анализ стратегий дезинформации, примененных в прошлом году, президентские выборы в этом году не станут исключением. Поэтому, чтобы быть готовыми к предстоящим событиям, важно пересмотреть особенности архитектуры дезинформации в эпоху цифровых технологий, которые до сих пор изучались теоретиками и практиками в этой области.

Дезинформация и манипулирование в эпоху цифровых технологий. Немного о теории

Концепция дезинформации и манипулирования массовым сознанием не нова. Согласно одному из определений, это «распространение ложной или вводящей в заблуждение информации, которая отрицательно сказывается на потреблении новостей, особенно когда оно имеет политическую мотивацию» (Marwick & Lewis 2017, стр. 44). При анализе в контексте цифровых медиа, полезно осмыслить этот термин в сочетании с существующими техническими возможностями для распространения манипулирующих сообщений и с тем, как информация производится, распространяется и потребляется.

  • Дезинформация происходит в сети: информация движется между новостными платформами и социальными сетями. Соответственно, сообщение свободно множится и усиливается потребителями информации и пользователями социальных сетей. Когда в движение приводится дезинформирующее сообщение, очень сложно добраться до источника и проверить его подлинность.
  • В эпоху социальных сетей и гражданской журналистики, поток информации не является односторонним, от производителя (СМИ) к потребителю (обычному гражданину). Иерархия движения информации от СМИ к потребителю нарушается онлайн-инструментами выражения общественного мнения (блогами, влогами, постами в социальных сетях), которые облегчают выражение мнений без посредников, но в то же время создают пространство для теорий заговора, домыслов и слухов, источник которых сложно отследить и проверить. Таким образом, информационная среда становится зашумленной и неясной, и становится труднее отличать факты от мнений.
  • Новостные онлайн-платформы можно легко клонировать с технической точки зрения, как и личности людей, комментирующих пропагандистские статьи. В то же время, ложная информация имитирует структуру новостей, вводя в заблуждение потребителей, которые зачастую принимают ложь за правду.
  • Архитекторы дезинформации обращаются к творческим индустриям, чтобы манипулировать общественным мнением. Политические мемы или аналитические видеоролики с долей юмора – подобный контент привлекает пользователей Интернета благодаря тому, что в них применяется разговорный язык или шутки и, таким образом, они дают возможность отвлечься от повседневных проблем. Следовательно, этот тип контента с большей вероятностью может быстро набрать большую популярность, и он более эффективен в плане манипулирования и дезинформации, чем новости, написанные литературным языком и отвечающие строгим журналистским стандартам.
  • Стратегии дезинформации в онлайн-среде быстро корректируются в соответствии с развитием политических сценариев, часто осуществляются под скрытым именем (т.е. их связь с конкретными людьми сложно определить), и их трудно обнаружить. Таким образом, онлайн-кампании по дезинформации в преддверии выборов часто бывают эффективными и проводятся с минимальным риском для исполнителей, чего нельзя сказать о потребителях подобной информации.

 

Действующие лица, инструменты, мотивация и стратегии. От памфлета к новости

В преддверии выборов, политики и их сторонники являются ключевыми действующими лицами, которые пользуются возможностями Интернета и слабыми сторонами современных СМИ (Marwick & Lewis 2017, стр. 3) для продвижения идей, благоприятных для соответствующих партий. Исследователи данного явления утверждают, что политики, участвующие в предвыборной кампании, независимо от политической идеологии, платят так называемым «архитекторам сетевой дезинформации», таким как стратеги с области коммуникаций и связей с общественностью, цифровые инфлюенсеры [от английского: digital influencers], средства массовой информации и журналисты, чтобы проводить кампании по дезинформации в сети и таким образом влиять на результаты выборов (Ong & Cabanes 2018, стр. 2,6).

Перед парламентскими выборами в Молдове в 2019 году Facebook сообщил о сомнительной активности некоторых страниц и профилей, задействованных в дезинформации, связанной с предыдущим руководством страны (ДПМ), которая предполагала оказание влияния на политическую риторику и на выбор людей при голосовании (Gleicher, N. 2019).

Инструменты, используемые для внедрения манипулирующих сообщений в повседневное потребление информации, сложны и разнообразны. Ложные (фейковые) новости, пропагандистские идеи, внедренные в новости, фальшивые аккаунты для троллинга, политические мемы (сатира и юмор) – вот лишь некоторые из инструментов, которыми пользуются «архитекторы сетевой дезинформации», чтобы ввести в заблуждение электорат (Morgan 2018, стр. 40). В преддверии парламентских выборов 2019 года вышеупомянутые инструменты были частью стратегии предвыборной пропаганды, финансируемой политиками. Например, всего за десять дней до выборов Facebook объявил, что выявил и удалил 148 фальшивых аккаунтов и страниц в Facebook и Instagram (Gleicher, N. 2019). Это говорит об активности корпорации в борьбе с дезинформацией и пропагандой, а также о важности Интернета в политической жизни Молдовы и об использовании социальных сетей как средства массовой дезинформации.

Мотивы, лежащие в основе манипулирования и дезинформации, очень важны. «Идеология, деньги и/или статус и внимание», вместе или по отдельности, стимулируют создание фейков и распространение ложной или частично правдивой информации (Caplan, R., & boyd d. 2016, цитировано в Marwick & Lewis 2017, стр. 27). Например, в преддверии президентских выборов 2016 года явным намерением Партии социалистов было очернить имидж оппонента и укрепить собственный имидж с помощью политических PR-стратегий. Чаще всего последствия стратегии по дезинформации в ходе предвыборной кампании можно оценить только после выборов, когда уже слишком поздно.

Пример стратегии.  Концепция дезинформации и манипулирования при помощи цифровых технологий приобрела популярность в Молдове в ходе предвыборной кампании к президентским выборам 2016 года. Ложные новости и троллинг были основными инструментами, которые применялись для усиления ложной риторики, предназначенной для того, чтобы очернить имидж кандидата Майи Санду. Все началось, когда группа журналистов, занимающихся расследованиями, натолкнулась на схему дезинформации, направленную против первой женщины-кандидата в президенты, члена правоцентристской партии (Майи Санду), противостоящей кандидату левой партии (Игорю Додону). Волна комментариев, спровоцировавших моральную панику в обществе, сформировалась вокруг ложной информации, которая была изначально размещена на памфлетном сайте под заголовком «10 000 сирийцев приедут в Молдову» (Moldovandream.md, 2016). Материал был распространен в Facebook 1400 раз вскоре после его появления, однако число тех, до кого дошло это сообщение, должно быть больше благодаря платформам обмена сообщениями, таким как Telegram и WhatsApp, подключенным к платформе. Вовлечение политических троллей в эту схему имело большое значение для усиления дезинформации и манипулирования, направленных на широкую аудиторию. Ряд других сатирических сайтов распространили сообщение, обеспечив, таким образом, доверие к этому источнику и к информации. Как только оно попало в Facebook – «центральное пространство для распространения дезинформации» (Morgan, S. 2018, стр. 26) – «политические тролли использовали все инструменты социализации» (boyd 2018), чтобы поддержать дискуссию по этой теме, исказить риторику и манипулировать общественным мнением.

Таким образом, в процессе усиления сообщений значительное количество людей могло поверить, что Майя Санду, женщина-кандидат в президенты, виновата в создавшейся ситуации [во многих комментариях троллей сирийские беженцы ассоциировались с преступлениями – кражами, изнасилованиями и т.д.]. Публикация Ziarul de Gardă (2016) писала, что в то время ложная информация была источником как минимум для 20 новостных платформ, которые повторно публиковали и распространяли ее на своих страницах в Facebook, тем самым обеспечив техническую инфраструктуру для эмоциональных комментариев и для последующего усиления сообщения. В итоге, эту информацию транслировали некоторые телеканалы, в том числе в выпусках новостей в прайм-тайм, как если бы речь шла о реальных фактах.

Молдова – мишень для манипулирования при помощи цифровых технологий и политической дезинформации в преддверии выборов

Республика Молдова – это постоянное поле битвы за власть, которая проявляется во всеобщих выборах. На протяжении всего одного года, в нашей стране дважды проходят общенациональные выборы. Следовательно, существует сильная политическая заинтересованность в дезинформации и манипулировании массами с использованием новых технологических возможностей интернет-СМИ и социальных сетей.

  • В 2018 году Freedom House утверждал, что 80% рынка СМИ и рекламы в Молдове принадлежат политикам и олигархам, которые используют их как инструмент политической пропаганды, особенно во время предвыборной кампании. Хотя с тех пор политический вектор изменился, монополия на прессу сохраняется. Такое положение дел мешает независимым СМИ развиваться экономически и конкурировать за аудиторию, предлагая качественный медиа-продукт.
  • Рынок интернет-СМИ в Молдове насыщен. Согласно последним данным переписи сайтов, из 24 тысяч сайтов (активных в 2014 году), не менее 200 публиковали медиаконтент, и это число быстро растет (Sillanpää, A. și colab. 2017). Только в этом году, по данным СИБ, не менее 52 фейковых сайтов было заблокировано за распространение ложных новостей во время пандемии.
  • Усилия независимых СМИ и гражданского общества по просвещению и повышению осведомленности населения об опасностях в Интернете перевешиваются агрессивными кампаниями по дезинформации, оплачиваемыми политиками и олигархами за деньги, полученные от коррупции.
  • В отсутствии устоявшейся привычки обращаться к надежным источникам информации и проверять источник, а также в отсутствии критического мышления, кампании по дезинформации более успешны. К сожалению, молдавские пользователи Интернета и потребители новостей остаются доступной мишенью для манипулирования и дезинформации.
  • О манипулировании обычно говорят после завершения кампаний по дезинформации. Число качественных научных исследований, изучающих молдавский Интернет как экосистему для манипулирования цифровыми медиа, ограничено. Таким образом, гражданское общество и даже специалисты в данной области не до конца осознают сложность этой темы.

 

Вывод:

Дезинформация в онлайн-среде – это тема, которая заслуживает нашего постоянного внимания, особенно в связи с демократическими процессами, такими как выборы. Хотя сложность стратегий по дезинформации намного выше, чем стратегий по борьбе с ней, а ресурсы архитекторов дезинформации намного шире, чем тех, кто производит правдивый и качественный информационный контент или проверяет ложные новости, окончательное решение остается за гражданами. Осознанные решения, принятые на основании сознательного изучения информации, с потреблением информации из надежных источников, укрепляют критическое мышление населения, которое может стать невосприимчивым к фейкам, троллингу и пропаганде накануне любых выборов.

Виорика Буду,

исследователь цифровых медиа, Кардиффский университет

 

Источник фото: Tokwa Penaflorida

____________________

Создание данного анализа стало возможным благодаря щедрой поддержке американского и британского народа посредством Агентства США по международному развитию (USAID) и UK Aid. Высказанные мнения принадлежат авторам (Центру независимой журналистики) и не отражают в обязательном порядке взгляды UK Aid USAID или Правительства США.

Оставьте ответ