О тексте, изображениях и здравом смысле в журналистских материалах

0

Когда-то давно, когда печатная пресса еще была существенной частью СМИ, мне довелось взять интервью у молодого писателя из Молдовы. Я попросила у него фото, чтобы проиллюстрировать материал. На следующий день, открыв газету, я была потрясена: прямо на голове героя моего интервью растеклось огромное чернильное пятно. Насколько я помнила, он дал мне снимок отличного качества, поэтому я обратилась в секретариат редакции за разъяснениями. Мне сказали, что пятно, испортившее портрет моего собеседника, появилось по вине… типографии. Но мне показалось странным, что остальные снимки выглядели нормально, а типография «сгустила краски» только на фото поэта. Разгадка выяснилась позже: один из сотрудников секретариата редакции, тоже поэт, но не столь известный, как герой моего интервью, намеренно испортил его фотографию. Это он сделал в отместку более успешному коллеге, принадлежавшему к тому же поколению.

Таким был один из первых уроков, которые преподала мне моя профессия, а именно, то, что мы, журналисты, располагаем весьма мощным оружием – словом и изображением, и оно может стать опасным, если применять его, не руководствуясь здравым смыслом.

В наши дни в Интернете мы видим сотни примеров подобной «мести». И не только в соцсетях, где можно найти что угодно, как на «Седьмом километре» в Одессе, но и на порталах и сайтах, претендующих на то, чтобы называться профессиональными. Общественные деятели нередко выглядят на снимках отталкивающе, и диву даешься, что редакции удалось сотворить с их изображениями. Если речь о Майе Санду или Домнике Маноле, ставших мишенями для нападок прессы, аффилированной с Игорем Додоном,  обе изображаются с темными кругами под глазами, морщинами и небрежными прическами. Если речь об Игоре Додоне идет на сайтах, принадлежащих недолюбливающим его владельцам СМИ, то выглядит он так, будто присутствует на дружеском застолье, с растрепанными волосами, непременно небрежно одетый… Как правило, на подрыв репутации работают не только фотографии, но и сопровождающие их тексты.

Фотошоп как инструмент манипуляции

28 апреля, когда в Конституционном суде решалась судьба президентских выборов, на KP.md появился текст, озаглавленный: «Конституционный суд выносит вердикт о законности ЧП в Молдове: следующий шаг – досрочные выборы парламента». Среди других фотографий, высмеивающих само событие и демонстрантов, явившихся поддержать КС, есть снимок под названием: «Сандулисты в Доминиканской Республике. Как две гражданки Румынии решают судьбу Молдовы». И фото, и текст очевидно направлены на подрыв репутации. Читатель не получает объективной информации о событии, представленном в статье, как предусматривается этическими правилами. Вместо информации как таковой ему предлагают суррогат, готовую идею, которую редакция хотела бы ему внушить.

31 марта портал Telegraph публикует снимок президента Республики Молдова с мужчиной с очевидными проблемами с кожей.  Заголовок все «объясняет»: «ФОТО//Вакцина J&J, запрошенная Майей Санду, вызывает серьезные побочные эффекты: у мужчины отслаивается кожа». Такая новость не только вызывают панику, но и создает то, что называется переносом отрицательного имиджа.

Председатель ПСРМ Игорь Додон также изображен не в лучшем виде на многочисленных фотографиях. Например, в новости «Дружба дружбой, а табачок врозь! Россияне ОТКАЗЫВАЮТСЯ передать вакцину «Спутник» Республике Молдова, в отличие от румын» (TIMPUL.md от 3 апреля 2021 г.) или в материале «Аурелиу Чокой опровергает популистские заявления Додона:  «Нет никаких подтверждений того, что Москва пожертвует партия вакцины»  (Dosar Media, 8 апреля 2021 г.). И фото, и сами тексты подготовлены субъективным образом и представляют лидера социалистов в отрицательном свете.

Помимо фото, искажающих внешний облик, в сети встречается множество сенсационных заголовков, некоторые из которых являются клеветническими, содержат нападки, не предоставляют возможности высказаться в ответ. Часто новости сосредоточены на очерняющих заявлениях одних политиков в адрес других, и авторы новостей воспроизводят их дословно, будто это факты, представляющие общественный интерес. Спеша распространить такую информацию первыми, они не учитывают, корректна ли она.

Погоня за все более обширной аудиторией

Гонка за количеством просмотров или более обширной аудиторией – вот еще одна причина, по которой некоторые авторы передач не обращают внимания на агрессивное поведение или не всегда пристойные выражения гостей. Представьте, что вы пришли к кому-то в гости, а члены семьи хозяина начинают переругиваться и отпускать язвительные замечания в адрес друг друга в вашем присутствии. Здравый смысл побудит вас уйти, чтобы не участвовать в конфликте, касающемся только их. Но в передаче «Vorbește Moldova» на Prime TV все не так. Здесь принято перетряхивать грязное белье публично, и большинство зрителей не только не переключают телевизор на другой канал, но и прибавляют громкость. Они хотят понять, по какой причине разгорелся скандал, кто прав, а кто виноват. В свою очередь, участники перебранки в студии отдают себе отчет в том, что за ними наблюдают, и стараются отыгрывать свои роли как можно выразительнее. Некоторые выпуски, похоже, воспринимаются гостями как ринг, куда их позвали драться врукопашную, орать друг на друга и обмениваться оскорблениями, а техникам с трудом удается заглушать их нецензурные выкрики. В конце концов, не только участники передачи, но и вы, будучи зрителем, понимаете, что перед вами зрелище, отдающее дурным вкусом.

Те, кто работает над передачей, скажут, что они показывают реальность на экране, как она есть, к тому же совершают акт благотворительности, конкретным действиями помогая пострадавшим людям преодолевать сложности. Мы не призываем их приукрашивать действительность, но считаем, что с точки зрения здравого смысла не помешало бы хотя бы не позволять гостям ругаться и чуть ли не устраивать драки в студии, потому что некоторые из них, похоже, считают нужным вести себя на съемочной  площадке как дома, то есть демонстрировать свои мускулы, а вместо разговоров пускать в ход кулаки, будто они находятся в трущобах. Я помню выпуск – кстати, из-за него Совет по телерадиовещанию применил в отношении канала санкции после того, как поступила жалоба от зрителя на платформе TV(E) Privește, – в котором гость, войдя в раж во время перепалки в студии, покинул съемочную площадку, угрожая поджечь дом. Кульминацией стало то, что он сразу же осуществил свой план, в итоге угодив за решетку. До столь неуравновешенного эмоционального состояния его довели споры на съемочной площадке передачи.

Споры и пререкания привлекают аудиторию. Но агрессию на телеэкране нельзя ни поощрять, ни допускать. Ни одна аудитория не может игнорировать психологическое воздействие на публику, если речь идет о жестокости и языке ненависти.

Что и как заимствовать из Интернета

Часто сцены насилия также заимствуются из Интернета. Вы наверняка помните случай с дракой в секторе Чокана, в которой участвовали несколько учениц кишиневских лицеев, напавших на девочку за то, что она якобы плохо отзывалась матери одной из них. Несколько порталов одновременно опубликовали видео, в которых не заретушировано лицо жертвы и слышны нецензурные слова. Деонтологические нормы предусматривают ответственность в том числе и в случае заимствования материалов, поскольку любой журналистский продукт, независимо от того, является ли он собственным или воспроизведен из других источников, должен соответствовать Деонтологическому кодексу, а также правовым/этическим нормам, касающимся СМИ.

Заимствование материалов из Интернета приветствуется, поскольку оно помогает нам разнообразить тематику, но при этом необходимо проявлять повышенную осторожность, особенно во время эпидемии. В виртуальном пространстве циркулируют всяческие теории заговора и фейковые новости, от подозрений в том, что все зло якобы исходит от китайцев, которые распространяют вирус по всей планете, до баек о 5G, чипах, Билле Гейтсе и мафии планетарного масштаба, якобы искусственно создавших эту пандемию, преследуя собственные мелочные интересы. От нашего отношения к такой информации зависит, каким настроением проникнется читатель – запаникует он или сохранит уверенность в себе.

Стереотипы, пропагандируемые СМИ

Особенно внимательно следует относиться к выбираемым нами формулировкам при подготовке материалов о лицах с ограниченными возможностями, жертвах катастроф/пандемий/насилия и т. д. Они и без того находятся в непростой ситуации, и к ним необходимо относиться как можно осторожнее, чтобы не усугубить переживаемые ими страдания и не способствовать распространению всевозможных стереотипов о них.

А что касается стереотипов, иногда они коренятся в сознании самого журналиста. В новости, недавно опубликованной KP.md, автор сообщил о кампании по вакцинации в Яссах для молдавских обладателей румынского гражданства, назвав ее «избирательной любовью». Таким образом, читателю внушается, что лица, не имеющие румынского гражданства, проигнорированы организаторами кампании по вакцинации. Поэтому журналистам необходимо избавиться от стереотипов мышления, чтобы действовать корректно и справедливо по отношению к людям или событиям, о которых они пишут.

Так как приближается предвыборная кампания, не следует забывать и об еще одном источнике «загрязнения» СМИ – сайтах телеканалов, аффилированных с политиками. Хотя Деонтологический кодекс гласит, что «профессиональная деятельность журналиста несовместима с политической, религиозной пропагандистской деятельностью, электоральной агитацией», а язык ненависти запрещен законом, на сайтах этих телеканалов происходит настоящая война, в которой политических оппонентов просто пытаются уничтожить. Здесь цель оправдывает средства – удары ниже пояса наносятся методично, а право на ответ и рациональные аргументы отсутствуют. К сожалению, Совет по телерадиовещанию не может применять санкции в таких случаях, так как веб-страницы телеканалов не подпадают под действие Кодекса об аудиовизуальных медиауслугах (см. Статью 2). В таких обстоятельствах не соблюдаются положения Деонтологического кодекса, согласно которому при администрировании веб-страниц СМИ не должны допускать нарушения правовых и деонтологических норм.

Деонтологические источники предоставляют нам широкий арсенал инструментов, которыми мы можем руководствоваться. Ниже мы выбрали из Деонтологического кодекса журналиста и Книги стиля с этическими нормами для журналистов ряд положений: их практическое применение вместе с правилами здравого смысла позволит избегать многих нарушений.

Рекомендации в отношении журналистских текстов

Деонтологический кодекс журналиста Республики Молдова

  1. Журналист заботится о том, чтобы заголовки соответствовали содержанию журналистского материала и не вводили в заблуждение общественность.
  2. Журналист должен четко отделять факты от мнений и не выдавать субъективные мнения за действительные факты.
  3. В процессе администрирования официальных веб-страниц, а также страниц в социальных сетях, журналист и медийное учреждение не позволяют себе и не приемлют от публики, в реакциях (комментариях), отклонений от правовых и этических норм.
  4. Журналист не представляет общественности шокирующие подробности преступлений, аварий, стихийных бедствий или детали самоубийств. Те же правила применяются и в отношении визуальных материалов (фотографий, видеоматериалов).
  5. Журналист не раскрывает личность людей, пострадавших в результате аварий, стихийных бедствий, преступлений, особенно жертв сексуальной агрессии. Исключение составляют случаи, когда имеется согласие пострадавших либо согласие их семей (когда пострадавшие не в состоянии сами дать согласие) или же когда преобладает общественный интерес. Журналист предпринимает все меры с тем, чтобы уменьшить возможные отрицательные последствия для этих лиц.
  6. Журналист защищает личность несовершеннолетних, причастных к негативным событиям (аварии, преступления, семейные конфликты, самоубийства, всевозможные проявления жестокости и насилия и пр.), в том числе в качестве свидетелей. В этом случае для защиты личности несовершеннолетних видеозаписи и фотографии следует изменять. Исключение составляют только случаи, когда общественный интерес требует раскрыть личность несовершеннолетних. Также, исключением являются случаи, когда журналист действует с согласия родителей либо опекунов в наивысших интересах несовершеннолетнего.
  7. Журналист указывает этническую принадлежность, политические мнения, религиозные убеждения, сексуальную ориентацию или иную чувствительную для человека информацию лишь в том случае, если это важно для журналистского материала.

 Книга стиля с этическими нормами для журналистов: 

  1. Избегаем выразительных определений, обычно в виде прилагательных (эпитетов), особенно при подготовке новостей. Стараемся быть как можно лаконичнее и нейтральнее, не прибегая к субъективным формулировкам. Лаконичный стиль эффективнее приукрашенного.
  2. Избегаем просторечных выражений (вульгаризмов, жаргонизмов, «блатных выражений»), происходящих из русского, румынского языков.
  3. Если приходится выбирать между точностью и скоростью, учитываем, что тщательно задокументированный материал с достоверными фактами, готовившийся в течение месяца, более ценен, чем материал, написанный за неделю, но содержащий факты, достоверность которых не проверена.
  4. Не нужно приводить подробности (имя, адрес, место проживания, имена родителей, родственников и т. д.), которые могут помочь читателям установить личность подозреваемых. Интервью у детей, фигурирующих в качестве потерпевших, можно брать только с согласия родителей, социальных работников (лиц, заменяющих родителей) или законных опекунов.
  5. Следует избегать фразеологических выражений, пословиц или поговорок, которые содержат этническую дискриминацию или укрепляют предрассудки и стереотипы.
  6. Следует упоминать национальность, статус лица с ограниченными возможностями (не «инвалид», «хромой», «слепой», «глухой» – для всего этого есть соответствующие выражения, указывающие на нарушения опорно-двигательного аппарата, зрения, слуха) или человека с ВИЧ/СПИДом, только если это имеет отношение к тексту статьи или репортажа. Чаще всего это отношения к нему не имеет.
  7. Следует избегать слов, обозначающих профессию в женском роде (например, «докторша», «водительница», «градоначальница» и проч.), принижающих статус женщины и создающих двусмысленности. Когда в языке нет формы слова в женском роде, используем одни и те же термины как для мужчин, так и для женщин («врач», «хирург», «претор» и проч.).
  8. Кто-то из профессионалов в области масс-медиа еще давно сформулировал вопрос, который помогает провести черту между тем, что можно, а чего нельзя сообщать общественности о случаях насилия: «Тебе понравится, чтобы такие сообщения и изображения увидели твои дети в газете или по телевизору, когда вы завтракаете утром, перед тем, как они пойдут в школу?»

Рекомендации относительно фотографий и других изображений

Деонтологический кодекс журналиста Республики Молдова

  1. Журналист соблюдает неприкосновенность частной жизни людей и просит разрешение на проведение фото-/видеосъемки, за исключением случаев, когда они находятся в общественном месте.
  2. Изображения должны как можно точнее передавать действительность. Приемы электронной обработки нельзя использовать для создания ложного впечатления о представленных людях и событиях. Исключение составляют только коллажи, которые должны сопровождаться соответствующей пометкой.
  3. Архивные изображения или фотографии-символы, используемые для иллюстрирования журналистских видеоматериалов, подлежат обязательной маркировке надлежащим образом. Журналист удостоверяется в том, что используемые изображения соответствуют сути журналистского материала.
  4. Использование специальных технических средств в процессе журналистского расследования (скрытая видеокамера, скрытый диктофон и т. д.) оправдано только тогда, когда существует общественный интерес или же когда информацию невозможно получить иным способом. Использование специальных технических средств в процессе расследования должно быть четко обозначено при опубликовании информации.

Книга стиля с этическими нормами для журналистов:

  1. Этические принципы журналистских материалов применимы и в отношении публикуемых фотоснимков.
  2. Фоторепортер должен соблюдать неприкосновенность частной жизни и просить разрешения на съемку – за исключением случаев, когда соответствующий человек находится в общественном месте.
  3. Ни в частной обстановке, ни в общественном месте мы не имеем права фотографировать несовершеннолетнего без разрешения родителей, опекуна или другого законного представителя, за исключением случаев, когда на несовершеннолетнего совершено нападение, он попал в аварию или же его права нарушаются. Однако для опубликования таких снимков необходимо заручиться разрешением родителей, опекуна или законного представителя. Мы вправе фотографировать несовершеннолетних без разрешения родителей, опекуна или другого законного представителя в случае их выступления в общественном месте, на церемонии или на каком-либо мероприятии (концерт, акция и т. д.).
  4. Нужно стараться фотографировать людей на расстоянии минимум одного метра.
  5. Мы не имеем права заходить на частную собственность или снимать без согласия владельца или арендатора участка или помещения (чтобы сфотографировать кого-то на вечеринке, необходимо получить разрешения того, кто арендовал помещение).
  6. Не нужно манипулировать героем/героями фотоснимка, чтобы сделать его более зрелищным. Фотографии должны максимально точно отражать действительность. Электронную технику следует использовать только для улучшения качества снимка (например, чтобы сделать изображение более четким или чтобы увеличить его, если это необходимо). Никогда не нужно использовать программы по работе с фотографиями для создания искаженного впечатления об изображенных на снимках людях или событиях.
  7. Нужно стараться не публиковать шокирующие фотографии, если их агрессивное или неприличное содержание может вызвать определенное негативное психическое воздействие на читателей.
  8. Следует использовать мозаику на снимках и снимать пострадавших сзади.
  9. Необходимо избегать опубликования снимков с места страшного ДТП или преступлений. Если в общий кадр попадает труп, необходимо технически «защитить» его. Также надо стараться не публиковать обнаженные тела без технической защиты интимных частей.
  10. Подписи под фотографиями должны быть почти всегда. В виде исключения можно использовать иллюстративные фото без подписи в развлекательных материалах, рекламе, в анонсах к телепрограмме и т.д. Необходимо объяснить, кто изображен на фотографии (даже если герой широко известен).
  11. Не подчеркиваем в подписи к фотографии определенные физические особенности изображенного человека, гендерные особенности или этническую принадлежность.

_________________

Татьяна Корай, журналистка

Подготовка этой статьи стала возможной благодаря щедрой поддержке американского и британского народов при посредстве Агентства США по международному развитию (USAID) и UK Aid. Ответственность за содержание этого материала несет Центр независимой журналистики, и он не обязательно отражает точку зрения UK Aid, USAID или Правительства Соединенных Штатов Америки.

Источник фото: Art Lasovsky/Unsplash.com

Оставьте ответ