Изнасилование или love story? В чем ошибаются журналисты, рассказывая о детях, подвергшихся сексуальному насилию

0

Практически каждый раз, когда нашумевшие случаи сексуального насилия над детьми становятся достоянием общественности, находятся редакции, проваливающие тест на этичное освещение таких событий. Разница между материалом, подготовленным профессионально, и материалом наносящим серьезный ущерб интересам ребенка, определяется несколькими простыми, но эффективными правилами.

Одним из самых недавних случаев, освещенных в средствах массовой информации, стала история 13-летней девочки, многократно изнасилованной отчимом-священником и родившей от него ребенка. В то время как некоторые журналисты включили в текст подробности, которые могут помочь идентифицировать жертву, другие представили этот случай как love story — что недопустимо в данной ситуации, поскольку изнасилование является уголовно наказуемым преступлением.

Итак, из текстов, опубликованных в прессе, мы — строчка за строчкой — узнаем подробную информацию о семье жертвы: о населенном пункте, где она жила, о том, сколько детей было в доме, как и где познакомились ее родители, когда и как произошло сексуальное насилие, и многие другие сведения, которые в совокупности позволяют полностью установить личность девушки. В то же время ни один из авторов не предложил рассмотреть эту трагическую историю в более широком контексте и упомянуть, например, сколько случаев сексуального насилия над детьми зарегистрировано в Республике Молдова, почему это негативное явление все еще происходит в наших краях, кто занимается его предотвращением, а также реабилитацией жертв и проч.

Статьи, способные создать опасные прецеденты

Более того, репортеры Deschide.md решили описать этот случай как идиллию между жертвой и насильником. «Несовершеннолетняя, родившая ребенка от сожителя своей матери, говорит, что любит «насильника», и ждет, когда он выйдет из тюрьмы, чтобы дальше жить счастливо. Похоже, что этот случай – непонятая история любви с участием трех действующих лиц: мужчины, его сожительницы и ее дочери», — пишут журналисты.

Однако эксперты считают, что такие подходы недопустимы, а сексуальное насилие в отношении детей является тяжким преступлением. Кроме того, подобные статьи могут создавать опасные прецеденты в том смысле, что любой насильник может утверждать, будто был влюблен в жертву, а «за любовь тюремным сроком не карают». Опасно и то, что некоторые редакции, освещавшие этот случай, не предприняли достаточных мер для защиты девушки, предоставив информацию, по которой ее можно опознать. В частности, было упомянуто точное название населенного пункта, род занятий насильника (священник), а также полное имя классного руководителя в школе, где обучалась жертва. Совокупность этих фактов позволяет полностью установить ее личность.

Некоторые коллеги могут упрекнуть меня в том, что такие меры предосторожности бесполезны, поскольку в небольшом населенном пункте жители все равно узнают о любых преступлениях, независимо от того, опубликуют ли журналисты информацию, по которой можно опознать жертву. Однако есть большая разница между одним селом и всей страной. Специалисты по защите детей неоднократно предупреждали средства массовой информации о том, что ребенок, переживший изнасилование, о котором стало известно широкой публике, может подвергаться стигматизации со стороны учеников своей школы или жителей населенного пункта, а в этом случае последствия непредсказуемы.

Еще один аспект, который должны учитывать журналисты — настоятельная рекомендация не брать интервью у детей-жертв. Избавив несовершеннолетних от этого переживания, пресса защищает их не только от возможной идентификации, но и от повторной виктимизации. В серьезных случаях насилия беседовать следует с психологом, социальным работником, примаром, другим соответствующим лицом. Материалы должны содержать комментарии психологов или других специалистов. Заменять их мнения досужими рассуждениями случайных людей – соседей, одноклассников, людей, проживающих в той же местности, – не лучший выход: они могут предоставить непроверенную информацию и способствовать распространению стереотипов.

ПОЧЕМУ мы решили написать об этом?

Вот ряд сведений, которые должны быть представлены с осторожностью в материале о жертве изнасилования: фамилия, имя, инициалы; название населенного пункта, в котором она живет; место работы родителей; домашний адрес; медицинский диагноз; число детей, воспитывающихся в семье; степень родства с другими людьми в селе/городе (племянник/племянница примара, дочь священника и т. д.); трагические события, произошедшие в этой семье (у них сгорел дом, умер кто-то из очень близких родственников); личность учителя, преподающего в классе, где учится ребенок.

Еще одним аспектом, требующим осторожного освещения, является презумпция невиновности лица, подозреваемого в изнасиловании. Согласно Конституции Республики Молдова, любое лицо считается невиновным до того момента, пока его вина не будет подтверждена окончательным судебным решением. Таким образом, называть «преступником» или «насильником» того, кто предположительно совершил сексуальное насилие, недопустимо.

При рассмотрении данной темы важно помнить, ПОЧЕМУ мы решили написать/рассказать об этом. Обычно мы принимаем решение сделать это не для того, чтобы повысить рейтинг издания, шокировать читателя или выжать из него слезы, а чтобы уведомить его о крайне опасном общественном явлении. Следовательно, мы не должны забывать предоставить статистику, анализировать явление, указать, куда можно обратиться за помощью тем, кто оказался в аналогичной ситуации, а в дальнейшем следить за этим случаем и возвращаться к той же теме.

Более подробные рекомендации, которые могут помочь журналистам должным образом освещать тему детей, в том числе ставших жертвами насилия, содержатся в Деонтологическом кодексе журналиста, а также в Законе о защите детей от негативного влияния информации, принятом в 2013 году. Четкие положения об освещении событий, связанных с детьми, содержатся в Книге стиля с этическими нормами для журналистов и в Практическом руководстве для СМИ «Насилие над детьми: что и как освещать», опубликованном ЮНИСЕФ.

Наталья Порубин, журналист

________________________________________

Эта статья подготовлена при щедрой поддержке американского и британского народа при посредстве Агентства США по международному развитию (USAID) и UK Aid. За содержание этого материала несет ответственность Центр независимой журналистики, оно не обязательно отражает мнение UK Aid, USAID или Правительства Соединенных Штатов Америки.

Оставьте ответ