Я хочу знать, какую информацию потребляю. Почему важно надлежащим образом маркировать журналистский контент

0

Признаюсь, у меня возникает проблема со СМИ, не маркирующими соответствующим образом контент, который они публикуют или транслируют. Что это означает? Такая ситуация складывается, когда в медиапубликации – онлайн, аудиовизуальной или печатной – в начале каждой опубликованной статьи или в начале трансляции не указывается четко и ясно, какой журналистский контент мне предстоит прочитать, просмотреть или прослушать. А я как потребитель СМИ не желаю быть вынужденным угадывать тему статьи (политика, экономика, общество и т. д.), какой журналистский контент я буду потреблять (новости, мнение/редакционную статью, расследование, интервью или репортаж) и является ли этот материал коммерческой или политической рекламой.

Как потребитель СМИ я имею полное право быть с самого начала проинформированным об этих деталях, чтобы решить, стоит ли мне тратить время на чтение, просмотр или прослушивание определенного журналистского контента. Я считаю и убежден, что я имею право на то, чтобы меня предупреждали, что я собираюсь читать: новости – то есть факты, мнения – редакционный материал, коммерческую или политическую рекламу. В частности, я хочу, чтобы меня предупреждали о материалах, содержащих мнения, а также о рекламных материалах. Мнения я предпочитаю формулировать самостоятельно, основываясь на фактах, или выбирать, какие редакционные материалы или каких авторов мне читать. В последнем случае – с рекламой – все еще проще. Мне было бы достаточно увидеть ее маркировку четко написанными словами: «Реклама», «Р» или «ПР», если речь идет о политической рекламе. Проблема с рекламным контентом заключается в том, что его следовало бы регламентировать законодательно. Однако в настоящее время законодательством не предусматривается четких правил о том, как его обозначать. В нем даже прямо не указывается, что он должен быть хотя бы отмечен символом, предупреждающим общественность о том, что материал опубликован в рекламных целях. А главное заключается в том, что не существует никаких юридических обязательств, касающихся соответствующей маркировки рекламного контента (это так – закон о рекламе в новой редакции вот уже несколько лет пылится в долгом ящике у законодателей). Итак, на практике, в силу отсутствия четких нормативных правил граждан часто не информируют посредством маркировки рекламных материалов о том, что статьи, которые они читают, подготовлены на платной основе или используются в коммерческих целях. В такой ситуации доверие к журналистам и СМИ используется для того, чтобы вызвать доверие потребителей к скрыто рекламируемым продукту или компании. Поскольку законодательство не предусматривает четких процедур разграничения рекламы, особенно если говорить об онлайн-СМИ, корректность размещения рекламного продукта остается на усмотрение редакций, а потому результат часто не соответствуют этим положениям.

Почему важно знать, что мы потребляем…

Сектор СМИ функционирует подобно супермаркету, где представлено множество журналистских продуктов, и мы вольны выбирать и потреблять те из них, которые нам нравятся. Однако существует единственное условие – они должны быть соответственным образом помечены, чтобы мы могли выбирать осознанно и быть хорошо информированными.

Правильная и соответствующая маркировка должна относиться к контенту любого типа и применяться во всех случаях. Например, идя в кинотеатр, я хочу видеть афишу и получить общие сведения о фильме – благодаря которым я пойму, что буду смотреть: драму, комедию, экшн или триллер. Лишь после этого я решу, стоит ли покупать билет. Такие же требования у меня к различным магазинам. Когда я захожу в них, я хочу, чтобы каждый продукт был соответствующим образом маркирован, чтобы заранее знать, что я покупаю и за что плачу деньги.

Проиллюстрирую вышеприведенные аргументы о необходимости маркировать журналистский контент тремя примерами.

Вот один из них: в заголовке Kp.md упоминается: «Тетя Майя тут ни при чем, меня Гаврилица позвала»: Как двоюродная сестра Санду стала пресс-секретарем в правительстве Молдовы». В этом материале за подписью Лидии Ткач, опубликованном Kp.md в рубрике «Политика» (до сих пор все замечательно и красиво), автор смешивает факты с мнениями, иронизирует, выносит оценочные суждения и приходит к определенным «выводам»: «Смешно, как пропрезидентские СМИ, защищая Табурчану, рассказывают, что: 1. Должность ничтожная, ни на что не влияющая (готовы поспорить, но ладно); 2. Там мизерная зарплата, а работы много (ух ты, она за счастье народное работает?); 3. Она не хотела, ее чуть ли не слезно просила Гаврилица (которую предложила Санду на пост премьера)». Материал – как, в сущности, и многие другие, опубликованные этим СМИ – представляет собой мнение, которое, безусловно, должно было быть отмечено должным образом. Вместо этого я вынужден сам догадываться, к какому типу принадлежит этот журналистский контент: новость это, комментарий, редакционный материал или журналистский очерк.

Второй пример – опубликованный за подписью Валериу Сахарняну текст под заголовком: «Визит Козака демонстрирует, что Молдова даже при новой политической власти от Москвы не слишком отдалится», опубликованный Timpul.md в рубрике… «Молдова» (именно так – честное слова, до недавних пор я не знал о такой рубрике/таком разделе). С фактической точки зрения, это статья, выражающая мнение, и она также вышла без надлежащей маркировки.

И третий пример, когда журналисты «забыли» пометить статью как предвыборную рекламу. 9 июля 2021 г., в последний день кампании перед досрочными парламентскими выборами, редакция Nordnews.md опубликовала на своей странице в Facebook видеоматериал, в котором Ренато Усатый посетил Клиническую больницу Бэлць и, по словам главных героев ролика, а также и журналистов Nordnews.md, «предоставил помощь больнице», «он не побоялся войти в больницу, где лечат пациентов с COVID-19», «он передал 5 миллионов леев в качестве помощи Клинической больнице Бэлць» и т.д. Материал почти представлял собой предвыборный рекламный ролик, в котором кандидату явно выражается предпочтение, но при этом должной маркировки в нем не содержалось. Таким образом, медиапотребитель получил предвыборную рекламу в красивой упаковке, не будучи проинформирован об этом. Классический пример манипуляции…

«Отговорки» тех, кто не маркирует медиаконтент надлежащим образом

Каждый раз, когда я читаю газету или онлайн-медиаплатформу и замечаю немаркированный журналистский контент, я удивляюсь, почему некоторые «забывают» сказать мне, какой контент оказывается у меня перед глазами. Я несколько раз пытался обсуждать эти аспекты с коллегами, допускающими подобные «упущения». Они, в свою очередь, пытались выдумать какие-то «отговорки» и/или «аргументы»…

Во-первых, технические свойства онлайн-платформы или газеты не позволяют добавлять новые разделы, в которых указывается информация о типе публикуемого контента и его сфере. Мне кажется, этот ответ… притянут за уши, по той простой причине, что в настоящее время онлайн-платформы очень гибкие и обладают – почти – неограниченными возможностями. Касается это и печатной публикации. В последнем случае достаточно отвести немного места над или под заголовком материала, чтобы добавить два указания: сфера и тип журналистского материала.

Еще один «аргумент», который приводят мои коллеги, – человеческий фактор: либо журналист, либо редактор «забывают» надлежащим образом маркировать публикуемый контент. Или, что еще важнее, один из них «сомневается», к какой категории отнести определенный журналистский контент, и, исходя именно из этих соображений, они «не решаются» надлежащим образом его отметить. На мой взгляд, и этот «аргумент» слабо обоснован. Даже если бы я и попытался поверить в это, я бы порекомендовал СМИ уволить такого журналиста или редактора. Жанры прессы – новость, расследование, репортаж, интервью – изучают на первой лекции по журналистике, с этими понятиями сталкиваешься, едва ступая на порог медиаучреждения. А тематика материала – политика, экономика, общество, культура и т. д. – также относится к разряду первых шагов в журналистике.

Можно сделать ироническое допущение, что некоторые СМИ не маркируют свой контент должным образом, желая побудить стимулировать нас, потребителей СМИ, мыслить критически. Иными словами, их цель – «учить» нас мыслить критически и самостоятельно определять тип и тему контента, предоставленного нам.

Тем не менее, я считаю, что отсутствие маркировки медиаконтента – деонтологическая ошибка, которую некоторые СМИ допускают во многом преднамеренно по той причине, что они продвигают определенные идеи и/или сознательно манипулируют гражданами. Такие редакции, не маркируя контент должным образом, стремятся навязывать мнения как факты, типы идеологий или политических течений, продвигаемые владельцами или лицами, контролирующими эти СМИ. А не маркируя надлежащим образом рекламу – коммерческую или политическую, – они либо стремятся манипулировать потребителями СМИ, либо маскируют ее, чтобы не приходилось платить налоги.

Почему важна правильная маркировка медиаконтента?

Во-первых, соответствующая маркировка – это деонтологическая/этическая норма. Это означает, что журналист и СМИ проводят четкое разграничение между фактами и мнениями, между мнением отдельного лица или организации и данными, таким образом, не выдавая мнения за факты (Деонтологический кодекс журналиста Республики Молдова, п.  2.19).

Во-вторых, надлежащим образом маркируя медиаконтент, пресса отделяет журналистский контент от коммерческой или политической рекламы. Последние подготавливаются на платной основе, и эти платежи/выплаты облагаются налогом (Деонтологический кодекс журналиста Республики Молдова, п.  2.26).

В-третьих, скрытая реклама запрещена законодательством, и ее представление без маркировки или в качестве журналистского продукта может повлечь за собой судебное разбирательство.

В-четвертых, маркировка помогает нам решить, читать ли, смотреть ли, слушать ли определенный журналистский контент. Это помогает мне отличать медиа-контент, основанный на мнениях (содержащий оценочные суждения), от информативного, основанного на фактах, в том числе определить тематику (политическую, экономическую, культурную, социальную и т. д.), благодаря чему мне проще принять решение. Иными словами, соответствующая маркировка журналистского контента – не что иное, как медиатизер, помогающий мне определить, интересны ли мне вопрос, тема и тип контента.

В-пятых, соответствующая маркировка журналистского контента может служить защитой для средств массовой информации. Например, если говорить о редакционных статьях или авторских статьях, чаще всего основная ответственность за представленные в них информацию и заявления возлагается на автора, и в меньшей степени – на редакцию. Таким образом, правильно маркируя контент, редакция обеспечит защиту своей репутации в случае, если автор редакционных или авторских статей сформулирует заявления, противоречащие редакционной политике СМИ. Кроме того, в последнее время в том, что касается авторских материалов, существует и практика, согласно которой, помимо упоминания в начале о том, что представляет собой материал – редакционная это статья, комментарий, аналитический материал, авторская статья – добавляется и упоминание в конце, согласно которому,  «Мнения, приведенные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения редакции».

Краткий вывод и рекомендации

Маркировка журналистского контента является деонтологической нормой, соблюдение которой не требует особых усилий со стороны редакции. Однако, если это требование будет соблюдаться, оно облегчит и упростит усилия потребителя СМИ, связанные с определением темы контента и журналистского жанра. Маркировка позволила бы ему легче решить, читать ли газетную статью или контент в Интернете, смотреть ли ток-шоу по телевизору, слушать ли радиопередачу. Соответствующая маркировка медиаконтента сэкономит нам (потребителям медиа) время, а им (СМИ) позволит сохранить репутацию и действовать корректно.

И, по правде говоря, это не что-то предельно сложное, а всего лишь техническое требование добавить несколько элементарных указаний:

  • Во-первых, распределить журналистский контент на категории, четко указав тематику: политическую, социальную, культурную, экономическую, спортивную, зарубежную, развлечения, прогноз погоды и т. д.
  • Во-вторых, четко указать журналистский жанр публикуемого контента: новости, редакционная статья/мнение, расследование, интервью, репортаж, фотогалерея, мультимедиа и т. д.
  • И, в-третьих, если речь идет о рекламном контенте, это должно быть четко указано. «Р» («реклама») или «ПР» («политическая реклама») – такой отметки было бы более чем достаточно.

_________________

Виктор Готишан, исследователь в области СМИ

Оставьте ответ