Почти два года пандемии. Что мы узнали о том, где искать информацию, и кто еще может помочь в борьбе с фейками

0

Мы перебрались в цифровое пространство, изолировались и стали более уязвимыми перед дезинформацией и манипулированием. Мы, потребители информации, оказались между двумя системами, которые работают на разных скоростях: социальные сети/Интернет и власти. Первые передают много разнообразной информации с большой скоростью, а вторые передают информацию (или, точнее, реагируют) формально и холодно.

Во всем этом обилии информации нам кажется, что мы избирательно относимся к тому, что потребляем, потому что у нас есть иллюзия выбора, но мы выбираем такую информацию, которая подходит под наши убеждения (внимание! риск ложных новостей), и, поскольку некоторые заголовки и тексты в социальных сетях или в кругу друзей формулируются очень убедительно, бывает трудно отследить и понять, чего от нас хотят власти.

Низкий интерес к тому, какие новости мы потребляем, недостаточная информация со стороны властей и сарафанное радио делают нас жертвами ложных новостей и являются причиной того, что они еще существуют. Что мы можем изменить своим подходом к ложным новостям и как власти и журналисты могут помочь бороться с ними? Эти вопросы остаются открытыми для обсуждения.

Поверхностный интерес к тому, какие новости мы потребляем

Вот уже два года, с тех пор как началась пандемия, мы говорим о том, какими вредными могут быть ложные новости, но интерес к тому, какую информацию мы потребляем, все еще остается поверхностным или даже очень незначительным. Мы не проверяем источник и не смотрим, появлялась ли та же новость где-нибудь еще и какие аргументы были приведены. Более того, даже когда мы сталкиваемся с ложной новостью, мы обычно ее игнорируем. Этот вывод поддерживают и результаты консультации на тему Как молдавские школьники, студенты и преподаватели воспринимают кампанию по вакцинации от COVID-19 и влияние ложных новостей?:

«Хотя большинство школьников утверждают, что признают риски ложных новостей, они остаются к ним равнодушными. 67% из них предпочитают игнорировать ложные новости, и только 13% пытаются опровергнуть или начать обсуждение с теми, кто их распространяет. Часть из тех 13%, которые действуют, считают, что их не воспринимают всерьез, или же сталкиваются с отрицательной или жесткой реакцией со стороны близких».

О ложных новостях говорят по телевидению, в социальных сетях, в школе и в разных проектах, адресованных, в частности, молодым людям. Даже власти обращают внимание на дезинформацию. Но неясно, происходит ли то же самое дома, в семье. Часто проекты, касающиеся критического мышления или борьбы с дезинформацией, направлены на молодых людей как посланников: мы обучаем их выявлять и объяснять ложные новости, чтобы они затем обучали других в своем окружении. К сожалению, когда они обсуждают ложные новости с близкими, их не воспринимают всерьез. Школьники, которые отвечали в ходе нашей консультации, рассказали, что им с самого начала говорят не вмешиваться в разговор, потому что они слишком малы и не могут понять темы, которые обсуждают взрослые.

Мы довели проблему до этой точки, потому что семья и близкие играют существенную роль в поощрении или сдерживании определенного поведения, особенно для взрослеющего молодого человека. Именно здесь следует сосредоточить усилия властей, а также преподавателей и психологов, чтобы не только сделать тему ложных новостей темой для обсуждения в семье, но и укрепить общение в семье. Это тем более важно в контексте того, что вакцинация несовершеннолетних в Молдове уже возможна, а последние репортажи на эту тему показали, как мы и ожидали, что на вакцинацию пришло мало молодых людей, что выявила и консультация Румынского центра европейских политик (CRPE): только 20,2% чувствуют себя спокойно в связи с возможностью вакцинироваться. Эта ситуация только доказывает, что, прежде чем вакцинировать несовершеннолетнего, нужно убедить родителей.

Власти не действуют в достаточной мере и постоянно для борьбы с ложными новостями и с тем, что сарафанное радио возобладает над сообщениями специалистов

… или, по крайней мере, их действие не видно. Служба информации и безопасности блокирует сайты, на которых размещается ложный контент, но они продолжают появляться и распространять ложные новости. У сайтов и групп в социальных сетях все еще есть сторонники, и их контент становится все более творческим и агрессивным в продвижении фейков. Более того, с начала пандемии меры профилактики саботировали публичные лица, которые не соблюдали их и даже распространяли фейки, преуменьшая воздействие вируса.

Все это происходит одновременно с достойной, но шаблонной информационной кампанией, которая, похоже, уже повлияла на те сегменты населения, которые с самого начала приняли опасность вируса и целесообразность вакцинации.

Сила слова (word-of-mouth) стоит больше того, что говорят специалисты или власти. Распространяется ли идея заговора или правдивая (и впечатляющая) история о ковид и эффектах вакцины, некоторые более склонны доверять тому, что говорит старый друг или даже убедительный незнакомец, чем тому, что слышат по телевизору или в сетях от врачей и властей. Эта ситуация также является результатом слабого доверия населения к властям на фоне манипулирования или разочарований в отношении обещаний и действий тех, кто принимает решения. Именно эти обсуждения способствуют формированию и увеличению числа тех, кто не определился по поводу вакцинации.

Почему информационная кампания не работает?

«Очарование» ложных новостей было объяснено в множестве статей, и для многих они действительно стали реальной альтернативой сообщениям властей («мировой элиты» в выражении сторонников теорий заговора). Возвращаясь к нашей проблеме, информационная кампания больше не работает, потому что она в некотором роде достигла своего предела или, другими словами, уже убедила тех, кого должна была убедить. С другой стороны, возможно не все сообщения попали во все сообщества, возможно попали в искаженном виде или их значимость была снижена (этим объясняется то, почему некоторые люди все еще носят маску неправильно).

Это дополняется слабым доверием к властям (согласно Барометру общественного мнения за июнь 2021 года, 63,1% респондентов считали, что политики не выполняют свои обещания) и отсутствием четкой и последовательной информации с начала пандемии (что можно «простить», поскольку сменились те, кто принимает решения). И последнее, но не менее важное – сила примера: напомним опять же о ситуациях, когда политики, лидеры общественного мнения не соблюдали меры безопасности на публике и саботировали ситуацию.

Что могут сделать власти для борьбы с ложными новостями?

Власти должны сосредоточиться на информировании населения в зависимости от возраста, профессиональной деятельности и т. д. Общая информация может поступать от центральных властей, но ее дифференциация и адаптация могут происходить и на уровне местных властей, в соответствии с интересами и потребностями местных жителей. Да, это предполагает инвестиции в коммуникацию (необходимость в 2021 году), но это может дать результаты.

Более того, примары, советники и другие местные чиновники, известные в сельских или социально отчужденных сообществах, должны участвовать в продвижении вакцинации и подтверждать перед жителями опасность ложных новостей. Таким участием могут быть посещения людей на местах, от дома к дому, или сотрудничество с школами, чтобы разумно объяснить пользу вакцинации. Еще одна идея заключается в том, чтобы местные власти более активно выступали в социальных сетях за вакцинацию и против ложных новостей, чтобы уравновесить поток информации из других источников в ленте новостей.

Да, есть категории населения, которые всегда информированы и сознательно относятся к советам врачей и экспертов, преподаватели, которые пытаются более активно присутствовать в социальных сетях и бороться с ложными новостями и передавать это детям, но для многих других явление ложных новостей – далекое абстрактное понятие, которое не было достаточно объяснено или не было осознано. Поэтому импульс от местных лидеров общественного мнения может заставить некоторых по крайней мере проявить интерес к этой проблеме.

Что еще должны делать журналисты для разоблачения ложных новостей и продвижения вакцинации

Журналисты и гражданское общество одними из первых забили тревогу по поводу ложных новостей, особенно с начала пандемии. Были предложены решения для их выявления и борьбы с ними, особенно для тех, кто пользуется социальными сетями или Интернетом как источником информации. Они также являются надежными союзниками врачей и властей в продвижении вакцинации и мер безопасности в отношении COVID-19. И все же спустя год после начала иммунизации показатели вакцинации остаются низкими. Что еще может сделать пресса?

 

Было бы хорошо, чтобы как власти, так и журналисты продвигали информированную вакцинацию по такой модели: Да, вакцинироваться важно и необходимо, и мы призываем вас искать информацию о подходящей вакцине и о возможных побочных эффектах у надежных источников (врачей). Необходимо помочь властям передавать честную и здравую информацию. В то же время, информационные кампании и статьи на это тему должны бороться с беспокойством тех, кто не решается вакцинироваться, заполнить пробелы, оставляющие место для толкований, информацией, которая успокоила бы читателя и способствовала бы его уверенности в вакцинации.

Помимо того, что журналисты должны продолжить выносить на передний план истории врачей, людей, прошедших через ковид – с недавних пор это и молодые люди, дети, – они должны помочь популяризировать науку объяснениями о вакцине, о вирусе. Никогда не будут лишними статьи, отвечающие на вопросы и противодействующие ложным новостям. Кроме того, удачным было бы сотрудничество между медиа-профессионалами, специализирующимися на борьбе с ложными новостями, и журналистами из небольших населенных пунктов для противодействия ложным новостям, заговорам и даже обоснованным или необоснованным опасениям жителей о вакцине, популярным в их обществе.

***

Эти два года пандемии и инфодемии научили нас, что проблема заключается не только в ложных новостях, но и в нашем отношении к информации, которое необходимо пересмотреть. Мы научились не нести ответственность за то, что потребляем и передаем дальше или воспринимаем. А воспринимаем мы то, что нам нравится и что объясняется просто, и это делает нас идеальной добычей для теорий заговора и ложных новостей.

Вопреки множеству проектов и инициатив, направленных на объяснение ложных новостей и того, как не попасть в их сети, фейки выживают. И дело не только в том, что авторы этих новостей адаптируют их так, чтобы они звучали правдоподобно.  Проблема в том, что люди продолжают потреблять информацию поверхностно и редко уделяют время простому поиску в Google, чтобы проверить информацию.

Чтобы свести к минимуму влияние ложных новостей в нашем обществе, необходимы совместные усилия разных субъектов, которые поддержали бы информацию, поступающую от властей. Такие усилия предпринимаются, хотя и спорадически, и показывают положительные примеры других обществ, которые можно перенять. Есть преподаватели, активисты и журналисты, которые работают вместе для того, чтобы передать учащимся и родителям надежную информацию о вакцине и о мерах защиты от вируса. Этот опыт можно распространить в как можно большем числе сообществ и при содействии других категорий населения, которые могут убедить и объяснить, почему ложные новости опасны, как с ними можно бороться и почему важно вакцинироваться.

Влада Шуберницки,

исследователь

Представительство Румынского центра европейских политик в Республике Молдова

Оставьте ответ