Что такое пропаганда и как ее обнаружить

0

Менее половины молдавских граждан, а именно 44%, говорят, что знают значение термина «пропаганда», согласно национальному опросу о том, как население воспринимает СМИ, и о медийных навыках, опубликованному в прошлом году. Более того, около половины респондентов согласились с тем, что пропаганда – это новости, которые пугают людей или критикуют руководство страны, что не соответствует действительности.

Между тем, на экранах нашей страны появляются сомнительные, пропагандистские передачи, которые настойчиво продвигают определенные идеи и интересы, сформулированные и представленные настолько убедительно, что мы даже не осознаем, что нам «промывают мозги», то есть, что мы становимся жертвами пропаганды.

Здравствуйте! Я – Анна Сырбу, и сегодня в подкасте cuMINTE мы побеседуем с медиаэкспертом Ионом Бундуки о типах пропаганды, о ее значении, о том, насколько распространена пропаганда в Молдове, а также о том, как ее обнаружить в журналистских материалах, из которых мы получаем информацию. Здравствуйте, г-н Бундуки.

Кажется, не все знают, что такое пропаганда, хотя большинство слышало этот термин хотя бы раз. Давайте разъясним его, дадим определение.

Ион Бундуки: Да. Все говорят о пропаганде, но мало кто пытается ответить на вопрос о том, что такое пропаганда, потому что, если ответят, пропаганда исчезнет. Очень странное сочетание – СМИ и пропаганда, когда СМИ должны заниматься другими вещами, а не пропагандой. Пропагандой есть кому заняться. Что же такое пропаганда? Это сообщения кого-то, кто, передавая их, пытается привлечь вас на свою сторону, заставить вас думать так же, как он. Вообще, пропаганда – очень симпатичное слово, оно ни в чем не виновато. А вот когда человек принимается за пропаганду, пропаганда становится вредным явлением. Вообще, с самого начала пропаганда связана с религией.  Кстати, в Риме есть улица Пропаганды, то есть она посвящена тем, кто передавали идеи католической веры и старались привлечь как можно больше сторонников. Что ж, со временем многие стали применять пропаганду как идеологическое оружие. Время идет, но пропаганда остается в силе. Меняются каналы связи, меняется способ общения, обсуждения, передачи и получения сообщений, но пропаганда, сделанная со злым умыслом, дает тот же эффект. Очень странно, что в 21 веке, когда у нас есть доступ к множеству каналов информации, пропаганда делает свое дело, особенно там, где преобладает малообеспеченное население. Это очень тонкий механизм. Ее направляют на неудачливых, напуганных людей, разочарованных различными неудачами в жизни, и, особенно, на интеллектуально ленивых людей, то есть тех, кто не прилагает усилий и не пытается найти ответы на свои вопросы, или же восприимчивых к идеям определенного толка. Их примерно 80-90 процентов от всего населения планеты. Итак, мы склонны воспринимать сообщения так, как этого хочет коммуникатор. И только когда человек пытается ответить себе на простой (и, в то же время, самый сложный) вопрос, «Что такое жизнь?», он заставляет свой мозг работать и прилагает интеллектуальные усилия. Большинство же не хочет размышлять над этим вопросом и, тем более, абсолютное большинство не пытается ответить на этот вопрос, потому что человек по своей природе ленив. Зачем думать самому, если может найтись кто-то другой, кто сделает это. И такой другой возникает очень просто, потому что сила – это настоящее волшебство. Сила привлекает, и тогда находятся умные, которые ждут момента, чтобы передать этой части населения нужные им идеи, и держат ее в этом загоне без альтернатив, то есть показывают людям уже готовую информационную картину мира – только бери и живи в этой картине. Ты не хочешь видеть другие цвета, не ищешь другие цвета, не пытаешься понять, почему все происходит так или иначе. И вообще, эти люди не пытались построить свои переживания и реальность таким образом, чтобы в случае неудачи винить себя, а не других. У нас в Молдове до сих пор есть люди, которые ждут, чтобы им все дало государство. Тех, кто забыл о заботе государства и принялись сами зарабатывать себе на жизнь, пропагандой не взять, потому что они вынуждены решать разные проблемы. Они строят свою жизнь так, как считают, что будет лучше для них, и не ждут, чтобы кто-то сверху внушал им идеи или давал им хлеб насущный.

Вы упомянули о пропаганде со злым умыслом. Это значит, что есть и другая пропаганда?

Например, сообщения с целью благотворительности, борьба за хорошую экологию, борьба за человеческие идеалы тоже являются пропагандой. Почему на данный момент имеется около сотни научных определений пропаганды, и нет ни одного юридического? Потому что юристы со всего мира не пришли к согласию о том, что значит пропаганда, чтобы, если кто-то обратится в суд, судья мог бы взять юридическое определение, наложить его на то, что кто-то считает пропагандой, и вынести вердикт – так это или нет. Поскольку нет такого определения, нельзя осудить пропаганду, нельзя запрещать или разрешать, потому что нет необходимых инструментов, и в международном праве нет единицы измерения, которая позволила бы сказать, что конкретная ситуация является или не является пропагандой. Поэтому я говорю, что пропаганда может действовать положительно или отрицательно. Пропагандировать, передавать, распространять можно как хорошие, так и плохие идеи, информацию. Поэтому я говорю, что пропаганда может быть благотворной и пагубной, в зависимости от намерения того, кто передает сообщение.

Можно ли сказать, сколько видов пропаганды существует? Существует ли типология в научной литературе?

У нас достаточно богатая научная литература, и, мне кажется, не хватило бы и месяца на определение всех типов пропаганды. Думаю, это и не нужно. Для нас и наших слушателей важно то, что пропаганда со злым умыслом вредна, она подрывает саму основу общества, и важно понимать, когда на нас обращают такую пропаганду, а когда нет, и в этом случае лучше всего говорить о внутренней и внешней пропаганде. По идее, наше законодательство защищает нас от внешней пропаганды. А я говорю, что внутренней пропаганды больше и она вреднее внешней, и обращена она на те же категории людей. Говоря о пропаганде, мы думаем о влиянии извне, особенно о пропаганде, исходящей из Кремля, из России. Это массивный поток, и он имеет большие успехи, потому что оказывает большое влияние на определенную категорию жителей Молдовы. Почему? Потому что, помимо того, что, как я говорил, кто-то ищет подтверждения собственных убеждений в получаемой информации, с другой стороны, не следует забывать, что пропаганда на конкретном языке оказывает большее влияние на тех, кто говорит на этом языке, и когда два потока сливаются, мы получаем огромное влияние, особенно если у человека нет альтернативы, когда он не ищет альтернативы, когда не задумывается о том, почему некоторые идеи высказываются так категорично, почему кто-то хороший, а кто-то плохой. Он может даже не знать того плохого. Получатель информации – человек – не пытается узнать о том, кого называют плохим – «Поеду в Молдову, поеду в Америку, чтобы узнать, почему одни плохие, а другие – хорошие». Он не ставит перед собой такую задачу, он принимает эту мысль как истину в последней инстанции, и это дает понять, что это твой человек, то есть пропагандист заполучил этого человека и будет постоянно внушать ему соответствующие идеи, чтобы удерживать человека в этих сетях, не позволяя ему искать или иметь альтернативы. Этим объясняется жизнеспособность тоталитарных режимов: они изолированы, не позволяют гражданам видеть другую реальность, не позволяют гражданам задавать вопросы и находить ответы. Например, в Эстонии нет государственных структур для борьбы с внешней пропагандой, в Финляндии их тоже нет. В Украине есть, в других странах есть, и у нас пытаются что-то создать. Но почему их нет в странах, в которых их нет? Потому что система образования, школа дает населению столько критического мышления, что позволяет гражданам самим отделять зерна от плевел. В этом и заключается основа борьбы с пропагандой. Не запрет телеканалов, радиостанций, газет, социальных сетей. Не удержание человека в загоне, а система образования, которая дает каждому, кто проходит через нее, навыки критического мышления. У нас до сих пор в школах учат что-то наизусть, а когда учишь наизусть, делаешь это потому, что это истина в последней инстанции.

Теперь есть факультативные курсы медиаобразования.

Да, но давайте посмотрим, чье медиаобразование в школах? Гражданского общества. Почему не ответственной государственной структуры? Почему НПО должны идти в соответствующее министерство с протянутой рукой: давайте введем этот факультативный курс? Он должен быть обязательным, но был бы недостаточным, потому что, сами понимаете, – если на других предметах тебя заставляют говорить наизусть, то факультативный, или даже обязательный, курс не дал бы очень многого. Есть очень много факторов влияния, которые нужно привести в действие, чтобы мы начали мыслить критически и задавать себе вопросы. Почему диктатура очень легко приходит туда, куда она приходит? Потому что появляется человек, который считает, что знает все, и указывает другим как жить, а другие живут так, как им говорят, и, если что-то идет не так, они не признают свою вину. Виноват тот, кто сказал нам делать так, то есть человек не берет на себя ответственность за то, как он живет, а переносит эту ответственность на другого, а этому другому это нравится, он засел впереди и говорит другим, как жить. Давно говорят: Одна голова – хорошо, а две – лучше. Но что с того, что это говорят, если нам все равно нравится, когда кто-то думает за нас. Вот почему пропаганда со злым умыслом успешна, и будет успешной, пока каждый человек не станет задавать себе вопросы: Все так, как нам говорят, или нет? И если у человека есть сомнения, это уже небольшой шаг к поиску ответов.

Вы упомянули, что в Молдове больше внутренней пропаганды. Можете привести примеры? Чтобы люди поняли, как проявляется пропаганда здесь.

Пропаганда опасна тем, что она проникла в СМИ, и большинство людей получают информацию через СМИ и социальные сети. Подобные сообщения встречаются на каждом шагу, а внутренней пропаганды больше, и она более опасна, как я говорил, потому, что ее делают на нашем языке, и я уже рассказал о том, какое значение это имеет. А еще, передают ее наши люди, а своим верить легче. Особенно перед выборами, а также во все еще неоднозначные даты. Например, что мы празднуем 9 мая, День Европы или День Победы? Посмотрим на СМИ, которые переняли идеи политиков о том, что именно следует праздновать 9 мая, и, что более интересно, посмотрим на комментарии, которые механически повторяют эти идеи – что нужно обязательно славить Красную армию, тех, кто принес Победу, что Победу принесли советские люди, и никто другой. Так вот, если кто-то пытается монополизировать Победу, что происходит в последние годы – а ведь Победу принесли усилия всех народов, участвовавших в войне, – то мы говорим правду только наполовину. Кто-то сказал: «Нужно славить Советскую армию, потому что народ потерял 25 миллионов человек». Но дальше этого не идут – почему потеряли 20-25 миллионов, и почему нужно славить руководителя, который позволил стольким миллионам людей погибнуть, как он руководил военным положением, что столько людей погибло, и, вообще, организовать крупнейший автопробег в честь Победы, и задействовать в нем немецкие автомобили – как это должно выглядеть? То есть, доходим до нелепостей, но они где-то еще играют определенную роль, еще находят отклик, откликаются в чьих-то убеждениях, и мы остаемся в том же болоте: «Нужно делать так, потому что нужно». А когда пытаемся задать вопросы, на нас нападают – не надо думать иначе, нужно думать так, как кто-то сказал. Вот яркий пример внутренней пропаганды. Даже не нужно, чтобы ее кто-то принес извне, важно то, сколько человек ее принимает, а пока ее принимают многие.

О внешней пропаганде. Например, сколько порядка в России и сколько беспорядка в США или Европе. Многие исследователи думают над тем, почему в течение 20 лет, при одном и том же руководстве, в России не было очень много беспорядков, и они же отвечают: по сути, если внутренняя, российская, пропаганда настолько сильна, то и не следует ждать больших беспорядков, потому что малая часть населения задается этим вопросом, и эта пропаганда говорит: «Хорошо так, как у нас. Берите пример с нас, не нужно ездить по миру и искать другие модели. Смотрите, мы – лучшие, наша вакцина самая эффективная, и давайте пожалуемся, что кто-то не хочет ее официально регистрировать». Но условия есть для всех, регистрируют тогда, когда имеются все данные, а когда всех данных нет, имеются сомнения, потому что речь идет о здоровье людей. Вот как происходит пропаганда.

Что ж, часть молдаван не задают себе эти вопросы. Они просто думают, что то, что говорят по телевизору, не подлежит обсуждению…

По крайней мере, можно посмотреть, сколько миллионов человек уже были вакцинированы в мире одной вакциной, другой, третьей, и с каким эффектом. Конечно, не все данные открыты, потому что мы не знаем, сколько вакцинировано одной или другой. И это тоже пропаганда – когда не говорим, какие эффекты у нашей вакцины, но говорим, что другой вакциной вакцинировано столько-то и столько-то умерло, говорим половину правды. Не показываем собственные данные, но показываем данные противников, и тогда приходится верить тому, что слышишь. Тем более, часть нашего населения хочет слышать это и подтверждает свои убеждения, свой взгляд на жизнь, то, с чем жила часть жизни. И очень странно, что уже выросло новое поколение, которое не жило в советское время, но которое очень легко поддается пропаганде. Это должно заставить нас задуматься, и, если мы хотим реже или совсем не говорить о внутренней, внешней, злонамеренной пропаганде и т.д., повторяю, наиболее эффективной мерой была бы система образования, способная помочь нам мыслить критически, задумываться и пытаться самим искать ответы, а не оставлять их на усмотрение других.

Каковы долгосрочные эффекты пропаганды для нас?

Основная опасность в том, что та часть населения, которая поддалась влиянию пропаганды, не может быть мобилизована для достижения целей страны. Если посыл чужд стране – а, как правило, он чужд стране, – а стране нужна полная мобилизация людей для реализации составленных планов, будь то стратегия, план действий, те, кто поддались пропаганде, были выведены из дел страны, и в этом самая большая опасность. И может случиться, что они окажутся не просто пассивными наблюдателями того, что делает другая страна, а солдатами пропагандиста, и тогда все еще сложнее, когда на официальном уровне утверждается, что нужно делать то-то, начинается мобилизация населения, а часть населения не отвечает на этот призыв, а часть этой части еще и приводит контраргументы. Смотрите, что бы ни случилось в Молдове, всегда виноват был президент или примар. Люди не задумываются, чьи это функции, просто кто-то должен быть виновным. Мы не ищем решений, чтобы всем было хорошо, нам нужен враг, и тогда все будут довольны. Вот каковы последствия пропаганды. В краткосрочной перспективе это обычно касается выборов … и не только у нас. Мы знаем, что случилось в США, знаем о Брексите. Но краткосрочные последствия ведут дальше, а антидот, как я говорил, – критическое мышление.

При обсуждении пропаганды часто говорят об информационной безопасности. Что такое информационная безопасность страны, и какое отношение к ней имеет пропаганда?

Пропаганда – более узкое понятие, чем информационная безопасность. Есть информационная безопасность и медийная безопасность. Медийная безопасность предполагает исключение из СМИ плохих, пропагандистских идей. Как это сделать? Просто СМИ должны делать свое дело. Ни одно из определений журналиста не говорит о том, что он должен заниматься пропагандой. Он должен честно выполнять свою работу. А хозяева СМИ должны позволять специалистам делать свое дело, потому что они знают, как его делать, то есть им не нужно указывать, что и как им говорить. Говоря об информационной безопасности страны, мы подразумеваем и всю инфраструктуру коммуникаций, в том числе кибернетическую безопасность, безопасность частот, телефонной связи, то есть безопасность пространства, через которое передаются сообщения, ведь в любом обществе сообщения передаются не только через СМИ. В этом заключается разница, но следует понимать, что информационную безопасность, в общем, невозможно получить без медийной безопасности. Государственные учреждения должны заботиться обо всей инфраструктуре. Если оставить какой-нибудь сегмент раскрытым, его очень легко обнаружит пропагандист или другой человек со злыми намерениями. Это как слабое звено, которое разрушает всю цепь – примерно так нужно представлять себе информационную безопасность. Было бы огромным шагом вперед осознание того, что значительная часть сообщений приходят через СМИ. Наведение порядка в СМИ было бы огромным шагом вперед. Но этого шага не видно, так как у СМИ были и есть политические хозяева, и нет признаков того, что они исчезнут. Очень жаль. Вот что значит система образования – мы учим журналиста, что делать, а хозяин ему говорит: «Забудь, чему тебя учили, и делай так, потому что мне виднее». И к чему это приводит?

В Молдове продолжают ретранслировать разные телеканалы из России. Некоторые из них выпускают пропагандистские передачи и репортажи. Что нужно предпринять молдавским властям или соответствующим государственным учреждениям – а именно, Совету по телевидению и радио, – чтобы остановить российскую пропаганду?

Самый простой путь – закрыть, запретить, и этот путь был очень привлекательным для ряда стран, но эффект не соответствовал ожиданиям, потому что есть много способов обойти эти запреты. Например, наш закон гласил: если ты не подписал Конвенцию о трансграничном телевидении, у тебя нет права транслировать здесь определенный контент. Этот запрет можно легко обойти, зарегистрировав телеканал в стране, подписавшей конвенцию, и передавая тот же контент. Запрет также означает и нарушение одного из основных прав, а именно, права на свободу выражения мнения. Мы знаем, что свобода слова – не абсолютная свобода, что она может быть ограничена при очень точных условиях. Существует международная юриспруденция, существует юриспруденция ЕСПЧ, так что можно легко доказать, где свобода выражения мнения была нарушена, а где – нет. Выбирая запреты, мы также легко идем на нарушение этого основного права, поэтому не думаю, что запрет может быть антидотом. Я так считаю еще потому, что запреты не действовали согласно ожиданиям в других странах. Более того, если в Молдове можно затронуть столько людей, любой, кто захочет искать и найти пропаганду, сделает это дома, и ее может принести совсем не телевидение.

Правильным подходом, в долгосрочной перспективе, было бы научить людей думать. Вот что интересно: чем выше благосостояние человека, тем критичнее он думает. Бедные страны наиболее расположены верить пропагандистской информации, так что, вот связь: повышаем уровень жизни людей, пытаемся реформировать школу, и тогда меньше придется ломать голову над влиянием и борьбой с пропагандой. Да, можно приветствовать запрет СТР в отношении 100 пропагандистских телеканалов, попадающих в Молдову, но чем это поможет? Тот, кто хочет подтвердить свою любовь к кому-то, сделает это другими путями. К тому же пропаганда настолько хорошо продумана, что может проникнуть и не через военные, информационно-аналитические или политические передачи. Пока эти передачи были запрещены, в течение двух-трех лет, пропаганда все равно проникала, например, через кулинарные передачи – «Эти блюда приготовлены у нас, так что они намного вкуснее, чем в той стране». Так что пропаганду так просто не остановить. Знаете, что говорил один английский цензор? Пытаться сохранить цензуру, все равно что захотеть задержать ворону во дворе, закрыв ворота. Примерно такова и пропаганда – не стоит сегодня пытаться задержать ворону во дворе, закрыв ворота. Существуют другие способы, намного более эффективные, чтобы задержать эту ворону там, где мы хотим. Мы находимся в порочном круге, который можно разорвать, как я говорил ранее, если будем настолько любить своих граждан, что научим их мыслить критически.

Приближаются парламентские выборы. Безусловно, нас ждет напряженное время, с точки зрения пропаганды. Как понять, что то, что мы видим или слышим, является пропагандой? Что Вы можете посоветовать нашим слушателям, чтобы помочь им обнаружить пропаганду?

Предвыборный период очень способствует идеологической обработке избирателей. Поэтому нужно понять, что обещания кандидатов – всего лишь обещания, а не факты. Задумайтесь: Новости содержат факты или мнения? Почему? Ведь только факты можно проверить, а правильность или неправильность мнений проверить невозможно. В предвыборных кампаниях мало фактов и много обещаний. И да, обещания могут быть, но вопрос в том, насколько реальны эти обещания. Соревнование обещаний можно легко прекратить, попросив пропагандиста, который призывает нас голосовать: «Докажи, насколько реально это обещание».

Кроме того, вот что происходит: все хотят попасть в парламент и издавать законы, а когда просят нас голосовать за них, обещают нам сделать дороги, провести канализацию, освещение. Вопрос в том, куда собирается кандидат – делать законы или делать тротуары? Вот сколько всего может сбить избирателя с толку. Если нам обещают сделать дорогу в центре села, нужно спросить: он для этого хочет попасть в парламент, или же для того, чтобы издать хороший закон, который позволит людям и примарам делать то, для чего был избран примар? Существует очень много элементов, которые могут исказить что угодно. Сейчас, перед выборами, на это нужно обращать внимание при просмотре новостей, слушая обещания. Хотя это сложно, нужно постараться понять, сколько во всем этом правды. Насколько реальны обещания, и не теряется ли кандидат еще больше, чем мы, когда хочет сделать одно, а на самом деле должен делать законы.

Ко всему прочему, у каждого кандидата есть своя история. Наша страна маленькая, и каждый примерно знает, что за кем стоит, и если у кандидата много скелетов в шкафу, и он еще их хочет приумножить, то на встрече с ним есть, о чем поговорить. Однако нужны усилия со стороны разума и мышления, чтобы понять суть того, о чем нам говорят, и увидеть, не хотят ли нас этим усыпить. Нужно быть начеку, потому что после голосования нам придется терпеть «сахар». Давайте отдадим должное тем, кто более реалистичен и имеет лучшие намерения, и устраним тех, кто хочет только того, чтобы их любили в день выборов.

Спасибо за информационную поддержку, и надеюсь, что наши слушатели поняли, еще раз, насколько важно мыслить критически и анализировать информацию, которая появляется в прессе. А мы традиционно призываем: Фильтруйте рассудительно! Подпишитесь на нас в Google Podcasts, Apple Podcasts и SoundCloud.

 —————————————–

Подкаст cuMINTE создан Центром независимой журналистики при поддержке Посольства Финляндии в Бухаресте, в рамках проекта «Инновационные инструменты медиаобразования для информированных граждан».

Оставьте ответ