Как вести себя журналисту в социальных сетях

0

Вам уже известно, что в новостях, а также в других статьях или медиапродуктах пресса обязана придерживаться определенных этических и деонтологических правил. Журналисту не разрешается писать в новостях все, что он думает, высказывать обвинения, выражать собственные предпочтения. А что происходит в социальных сетях? Существуют ли в эпоху соцсетей правила, которые должны соблюдать журналисты, размещая что-либо на своих страницах? Есть ли то, чего редакция не должна допускать на своей официальной странице в Facebook или Instagram? Как поступать, когда журналисты, на которых вы подписаны в Facebook или другой соцсети, призывают вас голосовать за того или иного кандидата/партию?

Сегодня в подкасте Podcast cuMINTE мы решили ответить на эти вопросы вместе с Виорикой Буду, исследователем цифровых СМИ.

Ана Сырбу: В 2020 г. Центр независимой журналистики провел ряд исследований, проанализировав страницы многих журналистов и медиаучреждений в Facebook, чтобы наблюдать (с профессиональной точки зрения) за их поведением в этой соцсети. Ранее подобных исследований проводилось не так много. Почему необходимо анализировать действия прессы в сетях?

Виорика Буду: В последние годы, как ты говоришь, в эпоху цифровых технологий, онлайн-журналистика открывает перед журналистами возможности, одновременно создавая и проблемы, поскольку социальные сети – полезный и бесплатный источник новостей и информации, к которому журналисты обращаются часто. Соцсети служат платформой для высказывания собственной позиции, и грань между тем, где заканчивается журналистская деятельность репортера или сотрудника СМИ и начинается выражение собственного мнения человека, а не журналиста, нечеткая. На мой взгляд, никакого разделения здесь не существует, и журналистам очень сложно увидеть различие. Соответственно, мы видим в соцсетях аккаунты журналистов, пользующихся известностью и популярностью среди пользователей Интернета, и там мы видим и личные фотографии со свадеб, крестин, из отпусков, и политические взгляды – критику в адрес одного политика, поддержку в адрес другого. Полагаю, многие так действуют неосознанно, как раз в силу непонимания того, как функционируют соцсети, с какой целью они ими пользуются, и я считаю, проанализировать и поразмышлять над этим вопросом следует и самим журналистам  – почему они это делают, –  и тем, кто проводит мониторинг – исследователям СМИ, – чтобы мы могли осознать и переосмыслить задачу и роль социальных сетей в журналистской деятельности.

Один из мониторингов ЦНЖ, о котором я упоминала ранее, выявил, что некоторые редакции массово выражали предпочтение той или иной партии и кандидату от этой партии на президентских выборах в ноябре 2020 г. Хотелось бы уточнить: нарушает ли журналист этические нормы, обнародовав собственные политические предпочтения на своей странице в Facebook или в Instagram?

Социальные сети – всего лишь инструмент самовыражения без цензуры или правок со стороны редактора; таким образом, твое поведение оффлайн должно соответствовать твоему поведению где бы то ни было. Онлайн-среда – просто отражение нашей жизни, отражение того, что мы собой представляем, а не параллельный мир, мы с ней взаимосвязаны, следовательно, твои высказывания в сетях не отличаются от того, как мир воспринимает тебя вне соцсетей. Так что я считаю, что Деонтологический кодекс журналиста Республики Молдова, как и другие деонтологические кодексы во всем мире, основан на определенных критериях и общих ценностях, в числе которых – справедливость, доверие к журналисту, нейтральность, отсюда следует и право журналистов наблюдать за действительностью и служить каналом, посредством которого реальный мир видит общество. Нейтральность и политическая независимость являются столпами, на которых держится этот принцип, особенно в преддверии выборов, когда обычный человек, прежде всего, выполняет свои обязательства перед государством, где он живет. Журналист, как я считаю, играет главную роль в поддержании доверия аудитории к себе, и, таким образом, если ты скажешь: «Голосуй за кого-то», – это уже будет пропагандой. Кроме того, следует отметить, что обязанность журналиста состоит в том, чтобы побудить человека проголосовать, помочь гражданину осознать важность голосования, роль активного гражданина, понимающего политическую ситуацию в стране, знающего, что собой представляет та и ли иная политическая партия, соответственно, журналист должен беспристрастно и нейтрально освещать все политические партии.

Можно ли сказать, что эти действия должны продолжаться и в социальных сетях?

Очень трудно сказать: я проснулся утром – я играю одну роль, днем – другую, вечером – третью, а весь мир должен помнить, в какой роли я сейчас. И это справедливо для любой профессии, а особенно для журналиста, учитывающего и право высказываться в социальных сетях, и элементы ответственности перед обществом. Он несет ответственность перед аудиторией. Ответственность этого человека, журналиста подразумевает, что он обязан критически относиться к тому, что он публикует в сетях, особенно перед выборами, публикуя то или иное политическое мнение, и это мнение не обязательно касается определенной политической партии или политического деятеля. Оно может быть связано с законом или событием, имеющим политическое значение и могущим привести к общественным изменениям. В западных странах СМИ обычно разрабатывают руководства, согласно которым журналистов обязывают не публиковать контент, который может дискредитировать учреждение, то есть журналистов поощряют как можно ответственнее относиться к тому, что они высказывают. В онлайн-среде не существует редакторов, нет препятствий, и невозможно предсказать, каким образом циркулирует информация. Это не разговор между двумя людьми – это сообщение, куда-то отправленное, и неизвестно, к кому оно в итоге попадет.

Помимо этого, чего еще не следует делать СМИ или журналисту на своих страницах в Facebook, Instagram, Twitter?

Так как на повестке дня у нас предвыборная кампания, рассмотрим для примера такое обращение к диаспоре: «Зарегистрируйтесь на платформе, чтобы мы знали точное количество человек в диаспоре». На мой взгляд, это актуальное сообщение, я поддерживаю такие сообщения на страницах журналистов в соцсетях. Сообщение, содержащее критику в адрес политика, кандидата, исходя из которого, можно предположить аффилированность или, по меньшей мере, политические предпочтения журналистов – без таких сообщений я бы посоветовала обойтись: пусть сообщения будут как можно нейтральнее. Я считаю, что распространение новостей о политических кандидатах может лишь приветствоваться, а комментарии о том, что сделали X или Y, публиковать ошибочно. Это уже будет личное мнение. Просто надо вовремя задать себе вопрос: «Зачем я это делаю?». Я согласна с тем, что ты говорила ранее, но существует и другая сторона: справедливости ради отмечу, что надо учитывать и пользу, которую могут приносить открытые страницы журналистов в сетях, и стараться эту пользу из них извлекать. Кроме политики, есть и повседневная жизнь, и в ней один пост с просьбой о помощи или сообщением об определенном случае или ситуации могут привлечь внимание, поддержку и обратную связь со стороны общественности. Таким образом, вопрос формулировать надо, исходя не из постулатов «нужно» или «нельзя». Следует спросить себя, в чем заключается цель публикации определенных материалов, соответствуют ли они этическим и деонтологическим ценностям журналистов, СМИ, которое я представляю, и, что не менее важно, общечеловеческим ценностям: проще говоря, мы исходим из того, что считаем себя хорошими людьми и руководствуемся добрыми намерениями. Тем не менее, иногда какое-то действие предпринимается с добрыми намерениями, а потом, когда информация о нем попадает в сеть, оно приобретает отрицательный оттенок.

Верны ли те же принципы и для медиаучреждений?

Отслеживая, что происходит на страницах СМИ и журналистов в социальных сетях, я замечаю четкое разграничение между тем, что мы видим на экране, а что в соцсетях. Следует отдавать себе отчет в том, что в онлайн-среде каждый просмотр, клик, лайк и репост имеют значение. И это важная часть их работы: так СМИ поддерживают активность аудитории, предлагают платформу для взаимодействия с медиаконтентом, который публикуют. И в то же время лента в Facebook не имеет ограничений, и мне иногда доводилось видеть и посты, с помощью которых авторы пытались раздуть сенсацию из событий, которые на телеэкране бы даже не появились, и посты под шутливыми или тенденциозными заголовками. Соответственно, социальные сети – более свободная среда и для СМИ. Я считаю, что существуют более творческие способы поддерживать активность онлайн-аудитории и взаимодействие с ней. И я рада видеть, что СМИ за последние годы стали подходить более творчески и открыто к задаче, заключающейся в том, чтобы разнообразить онлайн-контент и создавать онлайн-сообщество. Но в то же время, особенно в последние месяцы, я видела заголовки, которые, как я думала, СМИ никогда не опубликуют,  особенно в сети, где они распространяются очень быстро. Я получаю от друзей скриншоты с бессмысленными заголовками со страниц СМИ и комментариями: «К сожалению, я собираюсь отписаться от этой страницы». Полагаю, СМИ стоило бы задуматься над этим и намного осторожнее вести свои страницы в социальных сетях: в конце концов, не у всех есть дома телевизоры, зато телефоны есть у всех, и все подписаны на то или иное учреждение в Facebook.

В Республике Молдова не существует положений, прямо запрещающих редакции или журналисту обнародовать свои политические предпочтения в соцсетях. Деонтологический кодекс журналиста рекомендует соблюдать этические правила как оффлайн, так и онлайн. Этого достаточно или требуется что-то еще?  

Требуется кое-что еще, поскольку онлайн-среда и онлайн-журналистика, какими бы похожими они ни казались, очень разные. Прежде всего, следует понимать, сколько возможностей предоставляет сеть и сколько в ней возникает проблем, о которых, к сожалению, известно меньшему количеству людей. Деонтологический кодекс сформулирован очень четко, как и полагается деонтологическому кодексу, но он должен содержать гораздо больше подробностей, связанных с онлайн-журналистикой. Должно существовать определение журналистики и онлайн-журналистики, так как журналист, работающий в онлайн-среде, забывает об элементах редактирования и фильтрации информации, тогда как в традиционной журналистике есть редактор. Кодекс должен предусматривать основополагающие принципы поддержки и поощрения работы журналиста в онлайн-среде, а именно, как действовать в социальных сетях, как управлять такими рычагами общественного мнения, как блоги или видеоблоги. Если журналист связан со СМИ, должно учитываться, в чем состоит его деятельность помимо этого учреждения, или же она представляет собой продолжение его работы. Я думаю, что доработка Деонтологического кодекса журналиста Республики Молдова, касающаяся онлайн-журналистики, должна содержать четкое уточнение, что онлайн-среда является продолжением традиционной журналистики, это не некая параллельная среда. Нет просто онлайн-журналистики или просто онлайн-среды, они пересекаются с обычной журналистикой или средой.  Соответственно, надо учитывать, что вольности, допущенные по собственной инициативе в социальных сетях, могут повлиять на общественный имидж СМИ или журналиста. Потому не следует публиковать материал, в котором вы заявляете одно, и в то же время размещать в сети что-то другое, противоречащее сказанному вами ранее. Думаю, журналистов надо побуждать быть честными независимо от окружения. Я бы сказала, что разделять жизнь на онлайн и оффлайн сейчас бесполезно: ведь мы журналисты с утра до вечера, и в полночь мы все еще журналисты, а значит, отвечаем за опубликованное нами как онлайн, так и оффлайн.

Хотелось бы знать, представляют ли эти «ограничения» для журналистов в онлайн-среде некое ограничение права на мнение? И как объяснить журналистам, что иметь мнение о чем-либо – в порядке вещей, но высказывать свое мнение обо всем подряд в сети неуместно, особенно в свете предстоящего голосования?

Именно так. Мы исходим из того, что часто не осознаем разницу между общественным мнением и профессиональной деятельностью. Что касается соцсетей, полагаю, многие посты с политическим подтекстом на страницах журналистов, возможно, были опубликованы без умысла повлиять на чье бы то ни было мнение – авторы могли частично или полностью не отдавать себе отчет в том, какое впечатление эти посты производят. Никто не обратил внимание журналистов на это, не подсказал, как такие посты сказываются на имидже учреждения, где они работают. Так что этот справочник был бы очень полезен и помог бы четко регламентировать отношения между журналистом и СМИ, он стал бы отправной точкой для того, чтобы в сети не появлялись посты, создающие недоразумения или приводящие к утрате доверия общественности к журналистам, на чьи страницы читатели подписаны.

Следует ли это понимать так: работа журналиста не заканчивается никогда и ни в коем случае? Должен ли он вести себя одинаково и в офисе, и после того, как покинет офис, и онлайн, и оффлайн? А если у меня сейчас выходные или я в отпуске, могу ли я вести себя как угодно и публиковать что угодно? 

Было проведено несколько исследований. Так, было опрошено 1800 журналистов, и по итогам опроса выяснилось, что 80% того, что они публикуют в социальных сетях, является сугубо их личным мнением, следовательно, элемент необъективности сохраняется и в сетях. Некоторые учреждения, например, The New York Times, запретили журналистам обнародовать свое мнение по общественным вопросам, а BBC запретила журналистам высказывать политические предпочтения. Иными словами, существует множество решений этой проблемы, и я думаю, журналисты BBC отлично осведомлены о правилах внутреннего распорядка и своем деонтологическом  кодексе, и, таким образом, они хорошо понимают роль онлайн-инструментов для выяснения и выражения личного или общественного мнения. Журналистам из Республики Молдова еще предстоит повысить свою осведомленность о роли социальных сетей в их профессиональной деятельности. Я понимаю, что мы сравнительно недавно начали заниматься профессиональной деятельностью в социальных сетях, тогда как у западных журналистов существует организационная культура, в том числе предусматривающая поведение в сетях, и подобные правила там действуют не первый год. У них такая культура уже есть, мы ее все еще разрабатываем.

Что могут публиковать в сетях журналисты, чтобы соответствовать профессиональным требованиям? Как быть журналисту со своими предпочтениями в сферах экономики, науки, моды и т. д.? Может ли он публиковать их, не нарушая Деонтологический кодекс?

Как я упоминала ранее, журналист может стать инфлюенсером в онлайн-среде, особенно если у него широкая аудитория, и я считаю, что журналист должен осознавать свою способность приносить пользу обществу, вносить свой вклад в распространение полезной информации, пользоваться преимуществами соцсетей, основываясь на тех же принципах, что присущи и традиционной журналистике – творческий подход и беспристрастность.

Виорика, большое спасибо за все, что ты нам сегодня рассказала! Я уверена, что слушатели нашего подкаста узнали много нового и полезного, особенно из обсуждения того, как определенные процессы происходят в социальных сетях и как следует действовать в них, что хорошего и что плохого в их влиянии. Это только начало, нам еще предстоит пройти долгий путь – не только в Республике Молдова, но и во всем мире – пока мы не сделаем виртуальную среду «чистой», инклюзивной и дружелюбной для всех.

А ты, дорогой слушатель, независимо от политических взглядов журналистов, на чьи страницы ты подписан, фильтруй информацию УМНО! Подпишись на нас в  Google Podcasts,  Apple Podcasts и SoundCloud.

 —————————————–

Подкаст cuMINTE подготовлен Центром независимой журналистики при поддержке Посольства Финляндии в Бухаресте в рамках проекта «Инновационные инструменты медиаобразования для хорошо информированных граждан».

 

Оставьте ответ